Свои чужие старики

Регина Маргарян, 13-09-2019, 09:55, Просмотров: 413
Свои чужие старики 

Ее профессии стыдятся близкие, а она вопреки всем продолжает делать свое дело. Она парадоксально не бежит от чужих проблем, а снова и снова протягивает руку помощи абсолютно чужим людям. Ее терпению позавидовал бы Атлант, а ее доброты хватило бы усмирить разъяренную тысячную толпу. Она - Динара Айгазинова, социальный работник. Сегодня мы вас знакомим с тонкостями соцработы и с семьей, которая жизненно в ней нуждается. 

Центр социального обслуживания населения в Павлодаре создавался в 2008 году. Когда был набран штат сотрудников, центр не мог найти получателей услуг, то есть одиноких стариков, у которых нет детей или живут они за пределами области, либо детей-инвалидов. Сегодня ситуация обратная - социальных работников не хватает на всех нуждающихся. Более тысячи пенсионеров и особенных детей находятся на патронаже соцработников, еще больше 300 стоят на очереди. Нехватки кадров в центре нет, но потребность в расширении штата имеется. Несмотря на то, что профессия весьма востребована, специфична и не терпит совмещения, оплачивается она очень скромно. Наша героиня одиннадцать лет работает в этой сфере и семь из них получала оклад 27 тысяч тенге, сейчас - 75. За эти деньги Динара Айгазинова круглые сутки, без выходных, является единственным связующим звеном с внешним миром для одиноких стариков, а для некоторых из них - ногами, руками, глазами и ушами. Например, для пожилой пары Коваль.

Свои чужие старики 

Сергею Романовичу 82 года, дедушка очень плохо видит и практически не слышит. Лидии Дмитриевне 76 лет, бабушка на инвалидной коляске. Пара в прошлом году отметила бриллиантовую свадьбу - 60 лет вместе. За долгую и счастливую жизнь успели родить двоих дочерей, троих внучек и правнучку. Но почему появилась необходимость в социальном работнике?

- Дети уехали в Берлин, совсем далеко от нас, - рассказывает Лидия Дмитриевна.- Хотели нас с собой забрать, но не получилось с документами. Но они помогают нам, чем могут. А дочь у нас есть в Павлодаре. Динара - наша третья дочь, десять лет мы с ней вместе. Она нам подчиняется, мы ей подчиняемся, уживаемся прекрасно.
Свои чужие старики 

Динара приходит к подопечным два раза в неделю. Уже машинально выполняет все действия. Сначала сделать уборку: вытереть пыль, помыть пол, выдраить раковины и унитаз, постирать и выгладить вещи. После этого обязательно нужно приготовить витаминный морс из клюквы и брусники для Сергея Романовича. Важно соблюсти все пропорции, ни ложкой больше или меньше. И завершая все дела, необходимо проследить, чтоб все было на своих местах вплоть до сантиметра.

- Дедушка плохо видит, у него часто кружится голова, и нужно, чтобы все было на своих местах, - говорит Динара. - Вот, например, положу палку колбасы на другую полку холодильника, а он ее уже не найдет. Будет переживать.

С недавних пор Динара стала не только ногами Лидии Дмитриевны, но и руками. Еще месяц назад бабушка сама могла готовить и заниматься бытовыми делами. Но недавно ей поставили диагноз- атрофия мышц. Теперь она вынуждена даже спать сидя.

- Лидии Дмитриевне так неловко и стыдно, что она не может даже самостоятельно ходить в туалет, мыться и так далее. Всегда извиняется, благодарит. Но за что ей извиняться? Это моя работа, да и эта семья мне уже как родная, мы столько пережили вместе, - делится соцработник.
Свои чужие старики 

Здоровье пожилой пары серьезно подкосила трагедия, которая случилась в декабре прошлого года. Бабушка рассказывает о ней со слезами на глазах. О несчастном случае старикам уже ничего не напоминает. Однако любой заходящий в подъезд может понять, что тут случилось что-то нехорошее - копоть разукрасила два лестничных пролета в черный цвет.

- Ближе к вечеру того дня в спальне замкнуло проводку, загорелся диван. Дедушка носил горящие подушки голыми руками в душ, но воды почему-то именно в тот день не было. Душевая кабина взорвалась, пожар разросся, Сергей Романович стал звать на помощь, но соседи даже не сразу вызвали пожарную. Позже соседка мне позвонила и сообщила об этом. Я сразу же примчалась, - вспоминает Динара Айгазинова.

В тот день сгорела почти вся квартира, старики чудом остались живы и практически невредимы. Пожилым людям было некуда деваться, и Динара не задумываясь привела пожилых людей в свой дом, где вместе с ней живут муж и две дочери. Все хлопоты по восстановлению жилья легли на плечи Динары. Она нанимала рабочих, выбирала новую мебель, обои, напольное покрытие, двери и так далее.

Свои чужие старики
- Я очень переживала, вдруг им не понравится то, что я выберу, поэтому скидывала Лидии Дмитриевне в мессенджер фотографии, и она утверждала. Все нужно было сделать так, как до пожара, потому что следует учитывать состояние бабушки - нужно, чтобы все было приспособлено. Но как же хорошо, что у них ответственные дети, они ведь это все оплачивали. А какие это деньги, я знаю, все ведь средства проходили через меня.

Динара обязательно к каждой покупке прикладывает чек. Уходя от подопечных, в дневник записывает, что сделала, а получатель услуг подтверждает это росписью. В конце года дневник с чеками сдает в центр социального обслуживания населения.

Свои чужие старики 

Таких, как семья Коваль, единицы, а может, и вовсе нет. В основном все получатели соцпомощи - это одинокие, немощные, голодающие, всеми забытые старики, и вспоминают о них, только когда они получают пенсию. И это не сценарий жуткого сериала, а реальность. 

- Не редкость, когда бабуля тут живет, а дети или внуки в России, и они приезжают, забирают деньги и уезжают, - рассказывает Динара. - А недавно мне дали бабулю, я к ней прихожу и вижу ужасающую картину. Она худая, щеки впалые, дома не прибрано, мягко говоря. Я сразу же спросила: “Бабушка, вы кушали?”. Она сказала - да. А на кухне ничего нет. Открываю холодильник, а там только хлеб, и корочка отломлена руками. Мы пошли с ней в магазин, она переживала, что у нее только две тысячи - для кого-то это огромные деньги. Но ничего страшного, откормила ее супчиками, сейчас у нее щечки розовенькие. А вообще ее дочь из Германии нам позвонила и сказала, что у нее мать тут одна, и мы ее вне очереди стали обслуживать.

Динара рассказала, что для брошенных, которые, безусловно, любят своих детей несмотря ни на что, родительская тема - самая болезненная. Не проходит и дня, чтобы они не говорили о них, даже звонят Динаре в нерабочее время, чтоб рассказать новости своих чад. Наживаться на беспомощности старых людей имеют привычку не только их дети.

- Очень часто стучатся проверять зачем-то счетчики. Бесконечно приходят, предлагают массажеры, пылесосы. Заявляются какие-то обменники. Уже знают, как старики свои накопления называют - “гробовые”, предлагают их в доллары поменять. Или было, что стучат и говорят: “Вам подарок бесплатный из Алматы, только заплатите за доставку семь тысяч”. Понятное дело, аферисты, - говорит Динара.

На ее обеспечении Динары Айгазиновой числится восемь стариков, у каждого свой график посещения. Но, несмотря на это, непредвиденных ситуаций полно. С кем-то нужно сходить в больницу и отсидеть в очереди два часа, кому-то пришло неправильное начисление за комуслуги - необходимо доказать это и вернуть деньги, для кого-то нужно договориться с массажистом или медсестрой и проконтролировать их работу. Рабочий день Динары формально начинается в девять утра и заканчивается в шесть вечера. По факту соцработник может начать работу и в шесть утра, закончить в девять вечера, ни разу не присев и не пообедав.

- До этого я работала в детском саду, потом ушла в декрет. Вышла из декрета и узнала об этой работе. Решила поработать годик, так и осталась на одиннадцать лет, и менять ее ни на что не хочу. Мои сестры работают на руководящих должностях, и мама все время говорит, что мне нужно получить высшее образование и пойти на другую работу. Но я люблю ее, и ничего другого не хочу, - делится Динара.

Муж женщины - педагог, поддерживает и принимает профессию соцработника. А дети удивляются: что держит маму на этом месте?

-  Мне доча говорит: “Я как-то еду в автобусе и вижу в окно, как ты идешь с бабушкой под ручку, а бабушка одета как светофор: красный платок, желтая куртка, зеленые гамаши. Как тебе с ними не стыдно ходить по городу?” Я девочкам говорю, что любая работа уважаема. Да и почему мне должно быть стыдно? Я не убиваю, не ворую. Меня благодарят, здоровья желают. Мне уже столько здоровья нажелали, всю жизнь бегать буду!

Соцработа не терпит полумер: либо ты любишь людей, либо не сможешь работать.

- Это люди сердобольные и смелые. Я сама оказалась свидетельницей храбрости и решительности соцработника, - вспоминает Рымкеш Сагинова, директор КГУ “Центр социального обслуживания населения города Павлодара”. - Однажды мы провожали детей-инвалидов куда-то, и на обратном пути на остановке вокзала я ждала автобус. Вдруг одному мужчине стало плохо, я испугалась, стою, трясусь, не знаю что делать. И тут к нему подбегает женщина и оказывает первую медпомощь. Она спасла ему жизнь до приезда “скорой”. Я тогда не знала, что эта незнакомка соцработник, но коллеги рассказали, и я не перестану повторять: “Она просто молодец!”.

Директор учреждения подчеркнула, что случайные люди на этой службе не задерживаются, а те, кто нашел тут себя, чаще всего  остаются работать и делать жизнь одиноких краше надолго.

Фото автора


Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте Администрации ресурса.

Комментариев:0

О сайте

Адрес: ул. Ленина, 143 ("Дом печати") 1 этаж 8(7182)-61-80-14 редактор/журналисты 8(7182)-61-80-24 коммерческий отдел
E-mail:
redaktor@obozrenie.kz (Главный редактор)
news@obozrenie.kz (Журналисты)
reklama@obozrenie.kz (Коммерческий отдел)

Юридическая информация

Свидетельство о постановке на учет периодического печатного издания и информационного агенства 15994-СИ.

При полном или частичном использовании в сети Интернет материалов, размещенных на сайте obozrenie.kz, гиперссылка на главную страницу www.obozrenie.kz обязательна.