Наедине с художником

Светлана Чистякова, 1-03-2013, 00:22, Просмотров: 5879
Наедине с художником 

Мы встретились с Виктором Поликарповым на открытии его выставки офортов. Каждая встреча с этим человеком доставляет мне особое удовольствие, которым я хочу поделиться с нашими читателями. Знаменитый график известен как любитель пофилософствовать, порассуждать на самые разные темы: об истории, поэзии, литературе. И наш разговор, словно Иртыш, менял свое русло то в одну сторону, то в другую... И вот результат.

Наедине с художником 

Археологические странствия

Счастливый случай привел меня в 1970 году на раскопки городища Отрар. Руководил археологической экспедицией академик Кемаль Акишевич Акишев. Из Алматы от здания Академии Наук Казахстана мы отправились караваном из нескольких машин. Наш путь лежал через бескрайние степи Южного Казахстана к берегам Сырдарьи.

И вот перед нами величественная желтая река, грандиозный холм среди подступающих заливных лугов, городище. Выбор места для лагеря, установка палаток, общение с учеными и историками во время работы в поле... Для меня это было время открытий, погружений тайну истории, легенд, которыми овеян Отрар-Фераб.

В лагере археологов моя главная работа состояла в зарисовывании найденной керамики, изображений на ней и составление таблиц с находками, которые вечером на носилках приносили к моей палатке из раскопа пропыленные рабочие. Ночью же археолог Карл Молдахметович Байпаков, сегодня академик, автор многих научных трудов об истории Казахстана, а тогда помощник Кемаля, разбирая груду найденных за день предметов, составлял план моей работы на следующий день.

В раскопе - вечная интрига. Вот показалась из земли верхняя часть хума - огромного сосуда для хранения зерна, значит, в этом месте можно найти много интересного. На километры от городища можно наблюдать среди травы вымываемые из земли древние черепки и другие предметы человеческого быта. Все, что люди находят в зоне раскопок, принадлежит истории и требует изучения. Это все должно быть сдано в архив экспедиции и зафиксировано.

Вспоминается, как неожиданно в раскопе обнажился верх человеческого черепа. Значит, повышенное внимание к этому месту! Однако молодые рабочие, выносившие носилки с землей мимо, немного повредили находку. Археолог Лев Ерзакович своей властью немедленно остановил работы, юноши были отправлены в лагерь. А мы с ним вдвоем в течение почти двух дней осторожно раскапывали это необычное захоронение. Открылось 18 человеческих черепов, установленных рядом на груду костей. Я зарисовывал находки по мере появления, все найденное фотографировалось, упаковывалось мягким материалом и укладывалось в коробки для транспортировки. За этим процессом наблюдали другие археологи, наезжающие в раскоп. Когда работа была закончена, вечером второго дня Лева (мне приятно так называть этого великого человека, уже ушедшего из жизни) долго молча сидел в раскопе, наблюдал закат, а потом сказал мне: “Я думаю, так поступали люди, возвратившиеся в город после страшных нашествий, погромов, пожаров, когда сопротивлявшихся жителей убивали или угоняли в рабство. Первое, что должны были сделать вернувшиеся - это собрать останки людей и предать их земле. Ты не представляешь, что это за ценность, и сколько поколений этнологов, антропологов, историков будут работать с этими находками”. Слой, где было это захоронение, датируется 13 веком, это могло быть возвращение людей в Отрар после монгольского погрома.

В следующем, 1971-м году я снова был с археологами в Отраре. В этом сезоне я жил и работал в юрте, поставленной в лагере археологов. В юрте комфортно, по сравнению с палатками, которые накалялись днем от солнца и горячего дыхания близлежащей пустыни Кызылкум. В этот раз я знал больше и мог ставить для себя новые задачи как художник.

После месяца работы я отправился в путешествие по Средней Азии. Археолог Лев Ерзакович помог мне составить маршрут этого путешествия, а также помогал советами и рекомендательными письмами. Отрар, Чимкент, Нукус, Куня-Ургенч, Хива, Бухара, Самарканд, Ташкент, Алма-Ата - незабываемые места, где было множество счастливых встреч, о которых нужно рассказывать.

Наедине с художником

 

И Поминовым посвящается

Открывшуюся в библиотеке выставку, в первую очередь, я посвятил юбилею области. А еще в конце февраля свой юбилей отмечал Юрий Дмитриевич Поминов, мы с ним давно знакомы. Я знал, что приедет из Алматы мой друг Петр Дмитриевич Поминов, брат Юрия Дмитриевича. Мы очень дружим с Петрушей. Очень интересный человек. Я с удовольствием приезжаю к нему в Алматы, и сколько мы разговариваем!

Очень уважаю Юрия Дмитриевича, мы давно с ним знакомы, и наши отношения такие бережные. Мы с ним на Вы. Как-то не могу допустить называть его “ты”, “Юра”. Такой уровень бережного отношения. Это очень глубокий человек.

Теперь о самой выставке. Мне захотелось показать свои офорты, подумать, поразмышлять. Офорт - трудоемкая техника, но когда создана доска, появляется возможность тиражирования, и она (доска, т.е. сам рисунок - авт.) становится подвижной. И тогда можно сделать даже несколько выставок сразу, по разным городам. Несколько моих живописных работ и офортов поедут в Усть-Каменогорск, там будет культурная программа, связанная с посещением нашего акима. Свои офорты я показывал и на презентации Павлодарской области в Астане.

Офорты имеют большую славную историю. К ним обращались великие мастера. У Рембрандта около ста работ, Валентин Серов - гениальный рисовальщик, и это его умение осуществлялось в офорте. Я знаю, что в нашем художественном музее есть офорты казахстанского патриарха, великого графика Николая Степановича Гаева. Он в свое время открывал мою выставку в центральном музее РК и тогда наговорил много добрых слов.

Выставка моя - возможность высказаться самому и услышать мнение зрителей.

Сенежье

В течение пяти лет я ездил на озеро Сенеж, где в Доме творчества Союза художников СССР проводились удивительные двухмесячные семинары по художественному проектированию. Это необыкновенное время! Я попал в группу, которой руководил Марк Александрович Коник, очень интересный творческий человек. Вообще на такие семинары собиралось по 35 художников со всего Советского Союза. Первая неделя была посвящена освобождению от привычных стереотипов, и этот метод мы потом использовали здесь.

Вообще, эти семинары задумали и организовали два великих человека: художник Евгений Абрамович Розенблюм и российский философ и искусствовед Карл Моисеевич Кантор. В течение 15 лет существовал этот творческий организм семинара по художественному проектированию.

На одном из семинаров я учился в проекте “Дизайн тротуара”. Мы учитывали все моменты, которые происходят и могут происходить на тротуаре: конкурсы, встречи, автобусная остановка, торговля, выгул собак, информация, скамейка и прочее. И все это надо было облечь в какую-то форму. Этой формой стала многофункциональная труба. Она и сиденье, и шведская стенка, и киоск, и так далее. Тогда еще о дизайне не было и речи. На другом семинаре я участвовал в интересном проекте “Культурный центр Москвы” по расширению музейной деятельности, и мы думали, как можно расширить имеющиеся площади музеев. И знаете, там можно все это осуществлять только под землей. Москва вообще очень много имеет в глубине…. На семинарах я получил важный информационный и методический опыт.

Павел Васильев, история, евразийство

Я проникся поэзией Павла Васильева, прочитав стихотворение “Иртыш”. Это где-то 85-86 год. Случайно прочел. Ничего подобного ни до, ни после я про Иртыш не читал. У меня уже были рисунки на эту тему. А после васильевского “Иртыша” - там же целый цикл получается, в каждой строчке: “катайте бочки…”, “сыпьте в трюмы хлеб, соль…”, “я б с милой повстречался…”, “и зноем зацелованные руки…” Ух! Как написано! Я читал стихи Васильева на радио, 12 двадцатиминутных передач.

...Мы сейчас общаемся с Петрушей по теме евразийства. Эту идею выдвинул наш президент Нурсултан Абишевич, образованнейший человек, мудрый, с мощным интеллектом. Русские философы Савицкий, граф Трубецкой тоже озвучили идею евразийства. Смысл в том, что Россия никогда бы не имела такой территории, как сейчас, если бы она не находилась 300 лет в империи Чингисхана. Понимаете, Чингисхан создал саму идею государственности, правила, инфраструктуру, по которым смогла жить огромная империя. У монголов веротерпимость - это основа. Дело в том, что на протяжении долгого времени люди привыкали жить в одном сообществе… В генофонде россиян огромное количество степных фамилий. Юсуповы, Тургеневы….

У меня была выставка в Твери. Я потрясен, как забиваются головы молодых русофильством, а оно порождает негативное отношение к другим народам.

Наедине с художником

 

Мы - иртышане

Я думаю, мы имеем уникальные природные и культурные ценности. Казахское и русское живет в нас в великой гармонии. С детства я слышал казахскую и русскую речь и воспринимал их как мое, личное, родное. То же самое я нахожу в поэзии Павла Васильева:

“….Прислушайся, как ровно сердце бьется

Степной страны, раскинувшейся тут…”

Степь и Иртыш - это что-то. Помню, как-то Артур Меттус (музыкант, композитор, педагог, фотограф - авт.) рассказывал о своем возвращении из Германии: “Еду я поездом, проезжаю Урал. И вот въехали в степь…. Это нечто невероятное! Оглушающее! Такое чувство, такие эмоции…” Что это? Запахи, простор или что-то еще? Это наше национальное чувство.

Я и сам не могу без Иртыша, без степи. Это такое вдохновение, такие эмоции!

Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте Администрации ресурса.

Комментариев:0

О сайте

Адрес: ул. Ленина, 143 ("Дом печати") 1 этаж 8(7182)-61-80-14 редактор/журналисты 8(7182)-61-80-24 коммерческий отдел
E-mail:
redaktor@obozrenie.kz (Главный редактор)
news@obozrenie.kz (Журналисты)
reklama@obozrenie.kz (Коммерческий отдел)

Юридическая информация

Свидетельство о постановке на учет периодического печатного издания и информационного агенства 15994-СИ.

При полном или частичном использовании в сети Интернет материалов, размещенных на сайте obozrenie.kz, гиперссылка на главную страницу www.obozrenie.kz обязательна.